Когнитивные нарушения

О формальном расстройстве мышления при шизофрении в свое время подробно писал K. Kleist, обративший внимание на то, что при этой болезни имеет место «сенсорная афазия», подобная афазии при некоторых опухолях мозга, в частности, локализованных в левой лобной доле. Кроме того, K. Kleist обратил внимание на то, как больной шизофренией конструирует слова и словосочетания, испытывая затруднения при попытке определить, что означает то или иное слово, например, называя плавники рыбы, «крыльями, необходимыми для плавания». K. Kleist отмечал достаточно разнообразные проявления дефицита, касающегося мышления и речи больных шизофренией («словесная глухота», «амнезия слов» - больному шизофренией трудно подобрать слова для определения какого-либо явления), отчасти сравнивая его с афазией C. Wernicke.

В  70-х годах ХХ века нарушения речи при шизофрении достаточно активно изучали лингвисты. Так, например, E. Chaika (1974) исследовал неологизмы в речи шизофрении, которые он назвал «непонятной речью» (англ. gibberish), при этом отметив, что лингвистические нарушения при шизофрении можно считать следствием расстройств функционирования тех областей мозга, которые отвечают за речь.

В настоящее время большинство специалистов едины в том, что при шизофрении спектр когнитивных расстройств достаточно широк:

  • снижение уровня и устойчивости внимания;
  • падение интеллектуальной работоспособности;
  • плохая обработка информации;
  • ухудшение рабочей и особенно, вербальной и пространственной памяти;
  • снижение скорости визуально-моторных функций;
  • трудности решения проблем и др.

Большой спектр когнитивных нарушений при шизофрении и одновременно отсутствие строго специфичных когнитивных расстройств при этом заболевании обычно связывают с его нечеткими границами и клиническим полиморфизмом проявлений.

Пациенты, страдающие шизофренией, демонстрируют тенденцию плохого выполнения целого ряда нейропсихологических тестов. Выполнение таких рутинных задач, как чтение, или устный счет при этом часто не изменено, но решение новых задач, усвоение нового материала, требующего гибкого подхода, затруднено.

В настоящее время когнитивные нарушения, возникающие в раннем возрасте считаются своего рода «маркером уязвимости» развития шизофрении, поскольку когнитивный дефицит затрудняет социальную интеграцию индивида. Напомним, что когнитивные нарушения фиксируются у некоторых родственников больных шизофренией и отмечаются на продромальном этапе ее развития.

Выраженность когнитивных нарушений после первого эпизода болезни может быть предиктором течения шизофрении. Так, Н. Verdoux et al. (2003) в своих исследованиях показали, что дефицит визуальной и вербальной памяти, следует считать предиктором неблагоприятного течения болезни в ближайший год после психотического эпизода.

Отчетливые когнитивные нарушения, фиксируемые на начальном этапе течения шизофрении, говорят о неблагоприятном прогнозе течения заболевания, перспективах плохой социально-трудовой адаптации, раннему переходу больного на инвалидность. Снижение когнитивных функций оказывает на социальную (бытовую) активность больного шизофренией более заметное влияние, чем негативная симптоматика.

При шизофрении имеет место нарушение социального познания («социальных когниций»), например, адекватное восприятие настроения собеседника или его реплик. Этому способствуют: трудность длительной концентрации внимания в процессе разговора, неточная идентификация выражения лица собеседника, неспособность к семантической коррекции информации, первоначальная недостаточность визуального восприятия. Нарушения долгосрочной вербальной памяти сказываются на непонимании кратких замечаний и реплик собеседника. Если еще вспомнить о сравнительно низком IQ больных шизофрении, можно понять те трудности, которые они испытывают в процессе общения с другими людьми.

Когнитивные способности становятся основным показателем динамики клинической картины шизофрении и социальной активности больного. Многочисленными исследованиями было доказано, что нейрокогнитивный дефицит является предвестником дефицита специфических функциональных навыков.

Ряд психиатров, скорее всего, ошибочно полагают, что встречаются больные шизофренией с отсутствием когнитивного дефицита. Расстройства когнитивного спектра можно отнести к постоянному кругу симптомов шизофрении, их можно зарегистрировать как во время ремиссии, так и в период рецидива заболевания. Однако корреляции между параметрами течения болезни и выраженностью когнитивных нарушений нелинейны и носят разноплановый характер. В ряде случаев одни и те же когнитивные нарушения выявляются как после манифестации шизофрении, так и на отдаленных этапах ее течения.

Когнитивные расстройства у пожилых больных шизофренией отличаются от когнитивных нарушений у лиц, страдающих болезнью Альцгеймера. При шизофрении не обнаруживается быстрое забывание содержания материала, скорее фиксируется дефицит кодировки, вызова и регистрируются трудности с обозначениями и решением конкретных задач. В то же время результаты мета-анализа доказывают отсутствие специфичности нейрокогнитивных расстройств при шизофрении. Ведь нередко одни и те же отдельные признаки когнитивного дефицита удается выявить и у родственников больных шизофренией. Симптомы когнитивного дефицита обнаруживаются среди группы риска расстройств шизофренического спектра, а также у никогда не лечившихся больных шизофренией. Кроме того, острое психотическое состояние при ряде психических расстройств оставляет после себя когнитивные нарушения, близкие к проявлениям когнитивного дефицита при шизофрении.

Когнитивные нарушения, как известно, отмечаются и на высоте тяжелого депрессивного эпизода. Результаты последних исследований когнитивной сферы больных рекуррентной депрессией свидетельствуют, что после тяжелых эпизодов депрессии сохраняются остаточные когнитивные нарушения, которые, однако, отличаются по своей структуре от когнитивного дефицита при шизофрении.